Вторник, 24.10.2017, 03:19
Приветствую Вас, Гость
Главная » Файлы » Мои файлы

Хирург-онколог: «Самое дешевое лекарство от рака – руки хирурга»
15.06.2015, 04:00
Меланома – одно из наиболее агрессивных злокачественных новообразований, которое может появиться у человека. Ее непросто... О том, что необходимо для своевременной профилактики, мы беседуем с директором Евразийской онкологической программы, хирургом-онкологом, старшим научным сотрудником Российского онкологического научного центра им. Н. Н. Блохина РАМН Сомасундарамом Субраманианом, известным в кругу коллег и в международном сообществе как доктор Сома. За диагнозом – к врачу! «АиФ. Здоровье»: – Можно ли самостоятельно обнаружить у себя меланому? С.С.: – Многие думают, что меланома имеет только кожные проявления. На самом деле она может возникнуть где угодно: на слизистой, на глазах, в прямой кишке, желудке, пищеводе… Особенностью является и то, что в отличие от многих других онкологических заболеваний течение этой болезни почти не имеет закономерностей. Мы можем предположить, каким будет «поведение» многих опухолей, как будет протекать заболевание. Меланома непредсказуема... Определить, что у человека меланома, может только врач, но помочь врачу в этом должен сам пациент. Советую обращать внимание на любые новообразования: пигментные или беспигментные (когда участок кожи вдруг стал светлее) пятна, родинки. Если они есть у человека с рождения, то никакой опасности в себе не несут. А вот появление или изменение в цвете, размере любой родинки на коже или слизистой должно настораживать. Это относится и к тем случаям, когда родинку задели и возникла язва или она кровоточит. Необходимо сразу обращаться к врачу. Всегда лучше исключить худший вариант. «АиФ. Здоровье»: – Это может сделать терапевт? С.С.: – Нет, необходима помощь онколога. При этом – обратите внимание – не каждый онколог является специалистом по меланоме. Последних не так много, но искать надо именно их. «АиФ. Здоровье»: – Какое оборудование необходимо для диагностики? С.С.: – Никакой сверхъестественной аппаратуры не требуется. Самое главное – знание, опыт и зрение врача. Специалист обязательно должен осмотреть всю кожу. Нередко в малодоступных для обозрения местах пропускаются очень агрессивные меланомы. При наличии множественных пигментных образований на коже врач с помощью фотоаппарата (даже обычного, хотя теперь имеются специальные аппараты) может проводить полную фотосъемку тела в разных ракурсах с большим увеличением. Если что-то настораживает, он повторяет эту процедуру через некоторое время и при необходимости принимает решение о хирургическом вмешательстве. Перенимать мировой опыт «АиФ. Здоровье»: – Вы сказали, что специализирующихся на лечении меланомы онкологов не так много. Предпринимаются ли какие-то шаги для привлечения новых врачей? С.С.: – Безусловно. Чтобы улучшить ситуацию, мы ежегодно проводим по несколько семинаров, форумов по меланоме и регулярные экспертные совещания, а также тематические семинары в регионах. В частности, обращаем внимание медиков на то, что пациентам с меланомой после операции химиотерапия не показана. Тем, кто относится к группе высокого риска, можно проводить терапию интерфероном, остальных – просто наблюдать. К сожалению, российские рекомендации и стандарты, которыми пользуются онкологи в разных лечебных учреждениях, несколько устарели. «АиФ. Здоровье»: – Что с этим можно сделать? С.С.: – Созданная в 2009 году Евразийская онкологическая программа способствует тому, чтобы коллеги из регионов могли поработать с нашими специалистами. При ее поддержке Российский экспертный совет по меланоме разработал современные рекомендации по адъювантной (вспомогательной) терапии меланомы. «АиФ. Здоровье»: – И все-таки – почему идти нужно сразу к онкологу? Не логичнее ли с кожными проблемами обратиться к дерматологу? С.С.: – Совершенно согласен. По моему мнению, ранней диагностикой меланомы должны заниматься именно дерматологи, но большинство из них, к сожалению, не имеют такой подготовки. Думаю, что будущее – как раз за таким сотрудничеством, взаимодействием дерматологов и онкологов. Кстати, в Германии меланому лечат именно дерматологи. Там вообще нет такой специальности – онколог. Каждый узкий специалист должен знать онкологию. Поэтому там дерматологи сразу являются дерматоонкологами. Я считаю, что врач должен знать о болезни все, что нужно в интересах пациента, и должен привлекать коллег при необходимости. Как лечить и как беречься? «АиФ. Здоровье»: – Существуют ли успешные методики в лечении меланомы? С.С.: – Несмотря на то, что меланома – обычно хорошо заметная опухоль и ее изучение началось с самого возникновения онкологии как науки, лекарства от нее пока не существует. В последние 2–3 года появилось несколько новых препаратов, которые находятся в стадии изучения. Надо сказать, Российский онкологический научный центр имени Н. Н. Блохина входит в число ведущих мировых центров по изучению современных таргетных и биологических препаратов, которые избирательно влияют на опухоль. Среди этих препаратов два показали свою эффективность в лечении распространенной меланомы, когда пациенты уже приходят с метастазами. Но, к сожалению, замечено, что болезнь возобновляется, причем очень бурно, как только лечение прекращается. «АиФ. Здоровье»: – Меланому, как и многие другие опухоли, удается вылечить тогда, когда пациент приходит с I или II стадией болезни. К сожалению, в России и на постсоветском пространстве более трети пациентов на момент первого обращения к врачу имеют III и IV стадии. С.С.: – Самое эффективное лечение – хирургическое. К сожалению, такие операции могут инвалидизировать человека. Мы стараемся проводить их максимально сохранно, чтобы не пересечь нужные сосуды, мышцы. В моем понимании, самое дешевое лекарство от рака – руки хирурга. Одна доза химиотерапии или таргетного препарата стоит до сотни тысяч рублей. Хирургические вмешательства, как правило, покрываются страховой медициной или бюджетом.
Категория: Мои файлы | Добавил: valeriy
Просмотров: 14 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0